50 любимых цитат из фильма «Служебный роман»

Алиса Фрейндлих — восхитительная женщина, выдающаяся талантливая актриса и человек со сложной судьбой. Ее героини всегда отличались независимостью, внутренней силой и мудростью, они восхищали и вдохновляли не одно поколение советских и, позднее, российских женщин. В каждую роль актриса как будто бы вкладывала частицу себя.

Роль Людмилы Прокофьевны Калугиной в фильме «Служебный роман» не писалась специально под Фрейндлих, однако режиссер этого фильма Эльдар Рязанов решил, что переложит эту театральную пьесу под киносценарий только если главную героиню сыграет Алиса.

На каждую роль в «Служебном романе» пробовался только один актер, поэтому традиционные кинопробы превратились в «обкатку ролей», свелись к поиску образов и характеров персонажей, подбору костюмов и грима.

Одним из рабочих названий картины было такое — «Сказка о руководящей Золушке», что лишний раз подчеркивает, насколько важна роль Калугиной в этом киношедевре. И если к концу повествования неказистый статистик открывается нам в образе прекрасного принца, то только талант актрисы мог преобразить угловатую Мымру в обворожительную принцессу.

Показать трансформацию из гусеницы в бабочку — вот по сути основная задача двух главных героев. Для этого от природы привлекательной Алисе Фрейндлих пришлось до неузнаваемости обезобразить себя. Облик старомодной и нудной начальницы подобрали не сразу, и костюмеры, и гримеры работали не покладая рук, дополняя штрихами ключевой образ. В результате такой дружной коллективной работы в первых кадрах «Служебного романа» мы увидели бесполое нудное существо в мешковатом костюме, которое, по мнению подчиненных, зациклено исключительно на отчетах и цифрах.

Однако образ Калугиной не так прост. В глубине души она несчастная одинокая женщина, в жизни которой нет никого, кто позволил бы ей раскрыться. Мымра с исполнении Алисы Фрейндлих очень естественна, смешна и органична, и уже к середине фильма актриса совершает казалось бы невозможное — преображает свой персонаж в привлекательную и милую женщину даже без помощи грима и смены туалета. Сопоставляя начало и конец киноленты, мы можем увидеть двух разных женщин и, наблюдая за игрой актрисы, постепенно, шаг за шагом, мы начинаем верить в возможность и естественность такого преображения.

Давайте же вместе вспомним этот удивительный фильм.

Сегодня мы подобрали для вас лучшие цитаты из фильма «Служебный роман»:

— Подумаешь – личная жизнь! Есть много других интересов. Я руковожу большим учреждением. Работу свою люблю. Многие меня уважают. Некоторые даже боятся. Кстати сказать, я только что от министра, и он меня хвалил. Так что я совершенно не нуждаюсь ни в вашем сочувствии, ни в вашем покровительстве.
— Я думал, вы сегодня утром были настоящая. Но я ошибся. Настоящая вы сейчас.

— Я считаю вас самым трудолюбивым…
— Хм! Что вы, что вы!
— Не «Хм», а трудолюбивым работником.
— Что вы, Людмила Прокофьевна, стоит ли так меня баловать?

***

В ранней молодости вы были значительно талантливей, чем сейчас. Только никак не предполагала, что вы творили под псевдонимом — «Пастернак».

— Дорогой Анатолий Ефремович! Мне хочется воздать вам по заслугам. Как говорится, каждому по способностям, не правда ли? У нашего руководства, то есть, у меня, родилась, как ни странно, мысль: назначить вас, одного из ведущих работников отечественной статистики, (чего там cкрывать, Ха-ха) начальником отдела легкой… ле-егенькой промышленности. Как вы на это смотрите, Анатолий Ефремович?
— Отрицательно, Прокофья Людмиловна. Я безынициативен, нерасторопен, неловок, а также робок, Людмила Прокофьевна. Я вам завалю всю работу отдела легкой… ле-егенькой промышленности.

— Друзья утверждают, что у меня красивый… баритональный… дискант.
— Подождите, меня осенила догадка: вы пьяный?
— Нет, что вы! Когда я пьян, я буйный. Гы-гы-гы! Вот. А сейчас я тихий.
— Мне повезло.

***

— Только, пожалуйста, побыстрее: у меня куча дел.
— Ничего, подождёт ваша куча. Ничего с ней не сделается.

— А, может быть, действительно не вы принесли этот злосчастный букет?
— Нет, Людмила Прокофьевна, это действительно я.
— Ну знаете! Хватит! Нет у вас ни стыда, ни совести!

— Шура, если память мне не изменяет, вы числитесь в бухгалтерии?
— По-моему, да…
— Вы это хорошо помните?
— Да, по-моему…

***

— Никому из сотрудников вы бы не позволили себе швырнуть в физиономию букетом. Неужели вы ко мне неравнодушны?
— Ещё одно слово, и я запущу в вас графином!
— Если вы сделаете графином, значит, Вы действительно меня… того-этого…
— Вы утверждали, что я чёрствая!
— Почему? Мягкая!
— Бесчеловечная!
— Человечная!
— Бессердечная!
— Сердечная!
— Сухая!
— Мокрая!

— Давайте чтоб все были здоровы!
— Прекрасный тост!

— У меня к вам предложение.
— Рационализаторское?
— Да, где-то.

***

— Ничего не скажешь, вы настоящий современный мужчина!
— Какое вы право имеете меня так оскорблять?!

— Снимайте платье! Живо, снимайте! А-а-а! Нет, нет. Не сейчас, не здесь.
— Что же вы говорите «снимайте»?

— Ну, как поживает кошка?
— Сказала, что лучше.
— Так и сказала?
— Да, так и сказала.
— Замечательная кошка! Самая лучшая кошка на свете, правда?

***

— Кстати, я надеюсь, материально вы не очень пострадали? Билеты в цирк не пропадут?
— Ну безусловно! Я загоню их по спекулятивной цене.
— Ага. Ну, в вашей практичности я нисколько не сомневалась, товарищ Новосельцев.
— Вы проницательны, товарищ Калугина!

— Короче говоря, я уже подписала приказ о вашем назначении начальником отдела.
— За что? Что я вам такого сделал плохого?

— А как же цирк?
— Цирка мне вполне хватает в жизни.

***

— Вы уходите, потому что директор вашего учреждения Калугина…
— Ну-ну, смелее, смелее!
— Самодур?!
— Угу. Самодура!

— Мы же с Вами уже попрощались!
— Попрощались? Так давайте поздороваемся!

— Статистика – это наука, она не терпит приблизительности.

***

— Представляете, Бубликов умер!
— Почему умер? Я не отдавала такого распоряжения… Как умер?

— Почему вы всё время врёте?
— Потому что я беру пример с вас, Людмила Прокофьевна.

— Ходил ко мне один человек… Долго ходил… А потом женился на моей подруге.
— Я не собираюсь жениться на вашей подруге.
— Вам это и не удастся. Я ликвидировала всех подруг. Я их уничтожила.

***

Иногда бывает, что хочется поплакать, но что же я буду реветь в одиночку? Это всё равно, что алкоголик, который пьёт в одиночку.

— Как тридцать шесть?
— Да, да, я моложе вас, Анатолий Ефремович, а на сколько я выгляжу?
— На тридцать… пять…

— Блайзер — клубный пиджак.
— Для «Дома культуры», что ли?
— Туда тоже можно.

***

— А ягоды Вас не интересуют?
— Только в виде варенья.
— А как вы относитесь к стихам… в виде поэзии?

— Если у вас так густо растут брови, надо же с этим как-то бороться!
— А как с этим можно бороться?
— Надо выщипывать, прореживать.
— Чем?
— Ну, хотя бы рейсфедером!
— Рейсфедером? Милая моя, это же больно!
— Ну вы женщина, потЕрпите! Бровь должна быть тоненькая-тоненькая, как ниточка. Удивлённо приподнятая.

Я так взволнована вашим признанием… Я вся в работе. Жизнь моя уже как-то устоялась, сложилась. Я «старый холостяк», я привыкла командовать.
Я очень вспыльчива и могу испортить жизнь любому, даже очень симпатичному.
Но это… Дело даже не в этом…
А в том, что… я вам не верю.

— Поставьте лошадь! Что вы! Она же тяжёлая. Что вы в неё вцепились?!
— Я с ней сроднился.

— Пишите, пишите!
— Не торопите меня, я не пишущая машинка!

— Вам хорошо, Анатолий Ефремович. У вас… У вас дети.
— Да, двое: мальчик и… мальчик.
— Ну вот видите? А я совсем одна. Утром встану – пойду варить кофе… И не потому что хочу позавтракать, а потому что так надо. Заставляю себя поесть и иду на работу. Вот этот кабинет и всё это практически и есть мой дом. А вечера!.. Если б вы знали, как я боюсь вечеров! Если бы вы знали… Засиживаюсь на работе допоздна, пока вахтёр уже не начнет греметь ключами. Делаю вид, что у меня масса работы, а на самом деле просто мне некуда идти. Что дома? Дома, дома! Дома только телевизор. Я, видите, даже собаку не могу завести, потому что её некому будет днем выводить. Вот и все дела. Конечно, у меня есть друзья, есть знакомые, но у всех семьи, дети, домашние заботы… Вот видите, превратила себя в старуху. А мне ведь только 36.

— Меня вчера муха укусила.
— Да. Я это заметила.
— Или я с цепи сорвался.
— Это уже ближе к истине.
— Значит, я с цепи.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Поделиться в Facebook Добавить в Twitter Поделиться ВКонтакте Поделиться в Одноклассники